Литература -

это управляемое сновидение. 
                         
Хорхе Луис Борхес

Надеюсь, они вас не разочаруют.

С уважением, ваша


  Мои работы мне кажутся кроссоверами. В них зачастую присутствует полное смешение жанров, и я не считаю это недостатком. Так же, как и в жизни, в них драма соседствует с комедией, а философия нередко оборачивается фарсом. Разве, проживая свою жизнь, мы можем точно определить её жанр? Разве кто-то из нас только клоун, а кто-то — супергерой? Разве в каждом супергерое не скрывается клоун и наоборот?
Кроме того, когда я пишу, я всегда пытаюсь быть не писателем, а читателем. Я спрашиваю себя: «А мне бы понравилось то, что написано? Заинтересовало бы?» Если да, то пишу дальше.


  Одним словом, получив неплохие отзывы от своих первых читателей и от редактуры, я рискну предложить свои работы на суд тех, кого не пугают новые имена.
Кто он, мой читатель? Это человек, которому интересна жизнь в её странных проявлениях, кого интересует тема судьбы, её непредсказуемости и одновременно некоей мистической заданности. Ну и, конечно, тема связи мира видимого с миром невидимым, на котором всё и держится, хотим мы этого или нет.


 Если вам не чужды традиции русской психологической прозы, вы романтик и одновременно философ и если вы, вообще-то, серьёзный человек, но не чураетесь фантазёрства, а иногда и вовсе впадаете в сентиментальность, если внутри вас всегда есть место поиску истины и вас гложет своей загадочностью всё тот же извечный вопрос «Почему?», тогда нам с вами, возможно, по пути и эти книги я писала для вас.

  Мой путь к вам, дорогой читатель, оказался долог и непрост. Устав от вечного ожидания ответа из очередной редакции, куда в течение ряда лет посылала свои работы, я решила ускорить и укоротить сей долгий путь самым простым на сегодняшний день способом: предложить свои книги тем, кому интересно самим выбирать, что им читать и что нет, и кто не хочет зависеть от прихоти редакционных шаманов, их коммерческих замыслов и интриг вкупе с жанровой вкусовщиной, — словом, я решила предложить свои книги через Интернет.


  Говорят, что у японских мастеров икебаны существует пятьдесят одно правило составления букета. Это всё об углах наклонов веток и сочетании мягкого с твёрдым, яркого с полутонами, расположения листьев и освещённости стеблей. Мне больше всего нравится пятьдесят первое правило: «Ум и сердце художника не должны быть скованы предыдущими правилами».
 

 Александр Блок

Мы плохо умеем отделять настоящую книгу от рыночного хлама.

То и другое одинаково имеет вид книги. Хлам часто издаётся даже гораздо роскошней, чем настоящие книги.